VIVA LA VIDA! Создание рыцарских духовных орденов - Мои статьи - Научные статьи - Молодёжное научное общество
Молодёжное научное общество Вторник, 22.05.2018, 06:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Друзья сайта
  • Государственная Дума РФ
  • Российская академия наук
  • Западное окружное управление образования Департамента образования города Москвы
  • Министерство образования и науки РФ
  • Федеральное агентство по науке и инновациям
  • Федеральное агентство по делам молодёжи
  • Федеральное агентство по образованию
  • Профсоюз работников народного образования и науки РФ
  • Московский государственный областной университет
  • Департамент образования города Москвы
  • Департамент семейной и молодёжной политики города Москвы
  • Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования
  • МГУ им. М.В. Ломоносова
  • Совет общественных уполномоченных МГО Профсоюза
  • Молодёжный инновационный конвент
  • Росмолодёжь
  • Элементы:популярный сайт о фундаментальной науке
  • Журнал "Полис"(Политические исследования)
  • Российская ассоциация политической науки
  • Ассоциация военных политологов
  • Российское общество социологов
  • Политическая Информационно-Образовательная Социальная Сеть
  • Политклуб "Вектор"
  • Логопсихолог

  • Форма входа

    Категории раздела
    Мои статьи [35]

    Рейтинг сайта

    Поиск

    Статистика сайта

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Главная » Статьи » Мои статьи

    Создание рыцарских духовных орденов

    В наши дни наблюдается стремительный рост интереса к Крестовым походам, к движущим силам этого исторического явления, и конечно, что представляло из себя одно из наиболее ярких противостояний христианского Запада и мусульманского Востока. На этом фоне представляется актуальным изучить происхождение духовно-рыцарских орденов, ставших одним из самых ярких и неоднозначных явлений в истории Средневековья. В своём исследование я поставил перед собой задачу разобраться в причинах создании первых двух орденов в Святой земле, и какая роль им отводилась на заре их существования.

    Еще до провозглашения папой Урбаном II Крестовых походов в Европе начинается процесс формирования духовных орденов. Первым монашеским, точнее монастырским, орденом являлся Клюнийский орден, который в период своего расцвета насчитывал 2 тысячи монастырей, распространённых по разным странам. Одни монастыри входили добровольно, другие через акт присоединения. Эти акты присоединения были очень частым явлением в XI веке. Это явление получило название – конгрегация.  Первые такие конгрегации появились в Италии в 1018 году, был основан Камальдольский орден, в 1038 году был основан Валломбрезский орден.[1] С течением времени это явление охватило огромное количество монастырей, самым знаменитым монастырским орденом из которых был Цистерцианский орден, который насчитывал к концу XIII века более 700 обителей, целью создание ордена было возрождение Бенедиктинского устава.[2] С течением времени орден станнит одним из самых влиятельных и знаменитых и будет оказывать, местами, значительное влияние на политику католической церкви.

    Другим, и, пожалуй, более важным явлением, в контексте которого возникали монашеские ордены, были крестовые походы. Которые породили идею монаха война, а социально-экономическая ситуация  в Святой земле, сложившаяся, после первого крестового похода  способствовала практической реализации этой идей.

    Необходимо сначала отметить, что духовно – рыцарскими ордены госпитальеров и тамплиеров назывались потому, что по своему формальному назначению и идеологии были религиозные братства.[3] Хотя и  отличались от других монашеских орденов тем, что по мимо обычных монашеских обетов принимали еще один обед – вооруженной борьбы с неверными[4].

    В 1119 году Гуго де Пейн и восемь других рыцарей принесли клятву иерусалимскому патриарху клятву в церкви Гроба Господня. Они назвались «бедным братским воинством Иисуса Христа». Вот что сообщается в труде Гийома Тирского (Guillelmus Tyrensis) посвященного крестовым походам "История деяний в заморских землях" ("Historia rerum in partibus transmarinis gestarum"). Труд написан в период между 1170-1184 гг., содержит XXIII книги и охватывает историю Иерусалимского королевства от 1100 до 1184 г.: «Их первая обязанность, возложенная на них патриархом и другими епископами, как средство к отпущению грехов, состояла в том, чтобы главным образом ограждать, по мере сил, пилигримам дорогу от нападения разбойником.»[5] Этой же точки зрения придерживался и другой средневековый историк Вальтер Мап, в своей работе «De nugis curialium» пишет следующее: Силой убеждения, молитвой и всеми возможными способами он <Гуго де Пейн> пытался там призвать воинов-пилигримов на вечную службу Господу или хотя бы на краткий срок[6]. Таким образом, мы видим, что главной целью создания ордена была охрана паломников, в первую очередь из Европы, направлявшихся в Святую землю.[7]

    Но это официальная точка зрения католической церкви. По моему мнению, охрана паломников была основной целью создания братства, но когда шла речь об учреждение ордена, как организации, церковные иерархи рассматривали орден как нечто большее, чем объединение рыцарей с благими намерениями.

    В частности, более конкретно о целях создании орденов пишет Симон Сан-бертинский: «Во времена великолепного правления [Годфруа], некоторые [из крестоносцев] решили не возвращаться во мрак [грешного] мира, претерпев столько опасностей во имя Господа. По совету предводителей армии Господа, они посвятили себя храму Господню, отказавшись от мирской суеты, оставив собственное имущество дабы добровольно сохранять чистоту и вести совместную жизнь, носить бедную одежду, и обнажать оружие только ради защиты земель от нападений язычников [сарацин]».[8] Здесь отмечается два важных факта: 1. Защита земель крестоносцев, имеются в виду государства крестоносцев, 2. Первые рыцари ордена тамплиеров, собственно, вышли из крестоносцев, что в конечном счёте повлияло на облик ордена.

    На заре своего существования оба ордена являются в облике идеального рыцарства, объединенного около высших его заповедей: верить во всё, чему учит церковь, и защищать её от врагов, охранять слабых и вести без устали и без пощады войну с неверными.[9] Св. Бернард, которого можно назвать главным идеологом этого движения,[10] называет их божьими войнами и подчеркивает их дисциплину и послушание, аскетизм и смелость.[11] Что  указывает на то, что духовенство делало большую ставку на ордены и оказывало значительное влияние на их деятельность. Безусловно, многие деятели церкви, я не имею в виду только высших католических иерархов, обращали свое внимание, прежде всего, не на политические амбиции орденов, а на их идеологическую основу в виде фанатичной приверженности христианской вере. В частности, Св. Бернард в своём произведение адресованному «Ордену  храма» - «Похвала новому рыцарству» отмечает, что рыцари ордена являются олицетворением нового рыцарства[12], в котором он, очевидно, и небезосновательно, видел будущую опору всей католической церкви в целом.

    Так же, не исключено что, папская власть надеялась, что созданные рыцарские ордены окажут поддержку не только в борьбе с мусульманами, но окажут содействие в борьбе с еретиками внутри самой католической церкви церкви. Так уже в  XIII веке крестовые походы все чаще направлялись против инакомыслящих внутри христианства, и потому неудивительно, что борьба с греками стала вполне подходящим делом для военно‑монашеских орденов. Папы неоднократно призывали  ордена к вмешательству во внутренние конфликты на Кипре и в Иерусалимском королевстве, а в 1267 году папа Климент IV предложил госпитальерам выступить на стороне Карла Анжуйского против последних Гогенштауфенов в Южной Италии. Были и попытки основать новые ордена на юге Франции для борьбы с ересями. Однако эти ордена просуществовали очень недолго, за исключением итальянского ордена Пресвятой Девы Марии, чей устав, утвержденный в 1261 году, вменял рыцарям в обязанность защиту веры и Церкви и подавление гражданских беспорядков. И все же главной функцией военно‑монашеских орденов в XII–XIII веках была борьба с нехристианами на границах западного христианского мира.[13]

    Примечателен и тот факт, что король иерусалимский выдали ордену тамплиеров сразу средства из свой казны, а Болдуин II, в добавок уступил им замок в Иерусалиме, возле того места, где по приданию находился храм Саломона, на южном склоне Храмовой горы, отсюда второе название ордена тамплиеры.[14]Это подтверждает то, что высшие духовные и политические сановники Иерусалимского королевства были крайне заинтересованы в наличии силы, которая могла бы стать им опорой в той сложной политической ситуации, которая существовала в  королевстве. Дело в том, что светские князья хотя и признавали верховенство Иерусалимского короля, но власть короля была более или менее сильна в пределах его королевства, за его приделами он имел только моральное первенство, лишенное всякой реальной власти. Ослаблял позицию короля иерусалимского и тот факт, что на территории королевства проживало крайне мало латинян, проживавшие там христианское население имело своего патриарха и епископов и не могло служить опорой официальной власти. Католики занимали верхушку     общества и составляли ядро армии.

    Духовно-рыцарские ордены, в первую очередь орден тамплиеров, в этом случае были естественными союзниками слабой королевской власти. Это обусловлено тем, что ордены владели большим количеством крепостей и собственной казной, пополнявшейся  самими орденом, т.к. казна Иерусалимского королевства не могла быть обширной, потому что, во-первых: истощенный регион, во-вторых это было типичное феодальное королевство, в котором король живёт в первую очередь за счет своего домена, и в третьих сам по себе регион был не стабильным. Рыцарские ордены содержали крепости за свой счет, тем самым, поддерживая господство латинян в регионе, крепости орденов частично защищали земли Палестины от набегов мусульман, в отличие от светских феодалов у орденов был стабильный политический курс, не зависящий от личных устремлений и желания ввязаться в борьбу за власть. Таким образом, ордены, располагавшие громадными ресурсами, и авторитетом могли служить противовесом местным феодалам. И еще следует не забывать о еще одном факторе: ордены не претендовали на полную власть в королевстве и не составляли оппозиции королю лично, в отличии от светских феодалов. Кроме этого они не участвовали в междоусобных войнах мелких и средних феодалов, которые сильно ослабляла внешнеполитическую мощь королевства. К слову в отличии от госпитальеров, тамплиеры были более активны политически и изначально были ориентированны на создание именно военного братства, а не миссионерского или благотворительного. Хотя не исключено, что первоначально Гуго де Пейн и его соратники просто хотели создать очередной монастырь или же рыцарское братство, аналогичное ордена госпитальеров. Но средневековый летописец Михаил Сиронянин считал, что именно король Болдуин, прекрасно понимавший непрочность свой власти в Иерусалиме, настоял на том, что бы Гуго де Пейн и его товарищи оставались в сане рыцарей и не постригались в монахи, дабы они могли «не только заниматься спасением душ, но и защищать эти места от грабителей».[15]

    Хотя решение остаться при оружии было продиктовано и растущей нестабильностью жизни в заморских территориях, и постоянной угрозой жизни латинян. Возможно, братство тамплиеров рассматривало свои первоначальные задачи и ставило своей целью поддержать христианские княжества на востоке.

    Трудно сказать проявил ли инициативу в создание ордена тамплиеров папа Каллист II, однако он скорее симпатизировал рыцарским устремлениям. Орден выглядел вполне удачной конструкцией, он позволял соединить профессиональные военные навыки и религиозную идею.

     Вероятно, по замыслу пап ордены должны были всецело посвятить себя защите христианства. Представление рыцарям – монахам исключительное положение, папы, прежде всего, пеклись о своих политических интересах: они рассчитывали использовать братьев – рыцарей, в первую очередь тамплиеров, в качестве боевой силы на Востоке.[16]

    Существует мнение, что христианские духовно-рыцарские ордены ордена были созданы в подражание мусульманской организации ribat – то есть укрепленному монастырю, насельники которого совмещали духовные подвиги с вооруженной борьбой с врагами ислама. Однако между такими мусульманскими монастырями и христианскими духовно-рыцарскими орденами имелись существенные различия: например, члены ribat уходили в такой монастырь только на определенный период времени и потому более походили на крестоносцев, чем на членов военно‑монашеских орденов. К тому же не доказано, что франки, жившие в Латинском королевстве в начале XII века, знали о существовании этих мусульманских организаций.

                 Итак, подведём итоги. На мой взгляд, основной причиной создания рыцарских орденов была деятельность католической церкви  и её стремление к наращиванию своего могущества, а так же необходимостью защиты христианских владений в святой земле от мусульман. Другой причиной создания рыцарских орденов – стала их необходимость для укрепления королевской власти в новообразованном Иерусалимском королевстве – особой надежды на местных феодалов не было.

    Ещё немаловажными причинами образования орденов стали борьба папства с еретическими течениями внутри самой католической церкви и охрана паломников во время их пребывания в Палестине.



    [1] См.: Эпоха крестовых походов. Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо. М., 2007. С. 288 – 289.

    [2] См.: Там же. С. 289.

    [3] См.: Заборов М.А. Крестовые походы. М.,. 1956. С. 127.

    [4] См.: Настенко И.А., Яшнев Ю.В. История Мальтийского ордена: в 2 кн. Книга первая: Из грубины веков: госпитальеры в Святой Земле, на Кипре, Родосе и Мальте. XIXVIII вв. Т. 1. С. 47.

    [5] См.: История средних веков: Крестовые походы (1096-1291). /Сост. М.М. Стасюлевич. Спб., 2001. С. 246

    [6] См.: Walter Map. De nugis curialium. Ed. M.R. James, rev. C. N. L. Brooke and R. A. B. Mynors (Oxford, Clarendon Press, 1983). P. 54-55.

    [7] См.: Пирс Пол Рид Тамплиеры М. 2006 г. С. 114.

    [8] См.: Simonis gesta abbatum Sancti Bertini Sithensium//Monumenta Germanica Historica Scriptores/ Ed. Holder-Egger O. - Hannover, 1881. Vol. 13. P. 649.

    [9] См.: Добиаш-Рождественская О.А. Эпоха крестовых походов: Запад в крестовом движении. Общий очерк. М., 2003. С. 60.

    [10] См.: Грицак Е. Краткая история крестовых походов М., 2002. С. 415.

    [11] См.: Добиаш-Рождественская О.А. Указ. Соч. С. 60.

    [12] См.: Бернар Клервоский. Похвала новому рыцарству. Глава первая. Слово увещевания к рыцарям Храма.

    [13] См.: Джонатан Райли‑Смит. История крестовых походов. 1998. С. 46 – 47.

    [14] См.: Пирс Пол Рид. Указ. Соч. С. 114.

    [15] См.: Пирс Пол Рид. Указ. Соч. С. 115.

    [16] См.: Заборов М.А. Папство и крестовые походы. М., 1956. С. 120.

    Категория: Мои статьи | Добавил: Politolog (19.11.2009)
    Просмотров: 1702 | Комментарии: 4
    Всего комментариев: 2
    2  
    Ничего в этой теме не понимаю, но зачиталась - очень интересно!

    1  
    Исследователь поднимает очень интересную тему не только с точки зрения истории, но и политологии. Тамплиеры и ассассины являлись иерархическими обществами, чья организация долгое время демонстрировала свою эффективность. Вместе с этим представляется важным рекомендовать автору углубить свою работу в анализе малоизученных отношений между тамплиерами и ассассинами.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Copyright MyCorp © 2018